На них держится земля

мокат1«Всему начало — плуг и борозда… Прекрасные, значительные слова найдены поэтом о труде, который «обернется хлебом». Произнесите «пахарь». И вдумайтесь в слово. Звучит не просто как название профессии, самой древней и благородной на земле. Оно символ. В нем — и забота, и надежда, и счастье людское.
Давно в прошлом тяжкое, изнуряющее хождение за плугом от зари до зари. По полям нашим вместо понурых лошаденок движутся мощные машины самых современных конструкций. Но тех, кто управляет ими, люди по-прежнему называют «пахари». Живет это вечное, как сама жизнь, имя!
Верный, старательный
сын Отчизны
Александр Михайлович в день 60-летия Белорусской Республики на параде в г. Минске вел трактор в колонне мощных тракторов в то время, и эту колонну вели лучшие из лучших механизаторов республики. В тот день в Еремичах во многих домах восклицали: «Смотрите, и наш Мокат на параде», — и тепло улыбались в голубой экран телевизоров. Он был гордостью села.
… На другой день после парада у правления колхоза остановился грузовик с красным трактором на борту.
— Принимай пополнение, Васильевич, — счастливо доложил председателю Александр Мокат. — Еще один МТЗ-80 в хозяйстве не помешает?
— Спасибо, Шура, молодец! — Василий Васильевич оглядывал «новичка». — Четвертый трактор даришь.
— И этот красный «конь» твой, Александ Михайлович.
Заглянув в кабину трактора, Александр Михайлович обнаружил в нем и кожушок, который ему выдавали на параде в Минске. — Даже и кожушок подарили вместе с трактором, — сказал Александр Михайлович председателю.
Тогда, едва завидят сельчане красный трактор, знают — Александр Мокат мчит торфокрошку на поле. О будущем урожае печется, словно вымпел на юбилейном параде.
Александр Михайлович родился в 1939 году в живописнейшем месте, в деревне Еремичи. Неподалеку стеной стоит лес. Неман вьется рядом. Летом — красота! Да и зимой раздолье.
Когда-то присмотрели этот край предприимчивые купцы, нанимали здешних крестьян для раскорчевки и сплава леса. Из Еремич, Большой Обрины, Синявской Слободы сильные, мужественные хлопцы-плотогоны гнали лес до самого Балтийского моря, там купцы продавали его за границу. Богатство большое, но мужики не были его хозяевами.
И земли у Немана плодородные. Да вот беда, мало было у крестьян той земли, все больше панская. Так и крутились между панами да купцами в то время жители Еремич. То налоги, то проценты отдавали, а то просто с утра до ночи гнули спины на чужом поле и скот досматривали за ничтожную плату. Жили в низких темных хатах. Учится в то время мало кому довелось.
Старики рассказывали, как бунтовали лесосплавщики, как собирались тайно в лесу крестьяне, обсуждая свою долю…
В 1920 году белополяки расстреляли пятнадцать человек — лучших людей деревни, тех, кто в гражданской войне участвовал и кто успел от них «большевизма» набраться. Шура Мокат, как и все его сверстники в то время, с детства наизусть запомнили пятнадцать имен, высеченных на памятнике.
Бывший председатель колхоза Александр Игнатьевич Пучко рассказывал, как продолжали их дело в суровые годы подполья Владимир Царюк, Павел Железнякович, Константин Станкевич и другие еремичские и обринские коммунисты, стойкие борцы за народное счастье. Ни пытки, ни жестокие тюрьмы не сломили этих людей. Обо всех этих людях часто говорили в доме родителей Моката Александра. Ведь Константин Станкевич — родной брат его матери. И не только он, а и другие ее братья: Александр, Владимир участвовали в маевках, «бередили» крестьян рассказами о счастливой жизни людей в свободной Беларуси. Недолго пришлось мучиться еремичским крестьянам, дожидаясь светлого дня. Сосед Мокатов – Владимир Зенонович Царюк, освобожденный Красной Армией из страшной равичской тюрьмы, куда упрятан был пилсудчиками пожизненно, участвовал в Народном собрании в Белостоке и от имени всех своих земляков голосовал за присоединение к Советской Беларуси. Потом его избрали депутатом высшего органа государственной власти — Верховного Совета СССР.
— Ясное дело, — говорили тогда земляки. — Кому, как не ему, вершить народную власть!
Константин Станкевич стал первым председателем Еремичского сельского Совета народных депутатов. Среди первых депутатов был и отец Александра Михайловича — Мокат Михаил.
Только недолго довелось радоваться новой жизни, жить новыми заботами…
Началась Великая Отечественная война. В первые же дни оккупации гитлеровцы схватили родных Александра Моката — дядю Владимира, (который работал в народной милиции) и дядю Ивана. Константин успел уйти в лес, стал одним из первых партизан в этом краю… Погиб летом 1942-го, нарвавшись на засаду. А Мишу и Толю местные полицаи убили у самого дома, не пощадили… Александр Михайлович часто рассказывал своим сыновьям Александру, Сергею и Владимиру о тех ужасных днях во время оккупации Еремич, как плачущая мать схватила его и братишек за руки и тащила их куда-то, а они только оглядывались на горящий дом… Не один дом сожгли фашисты в Еремичах и соседних селах. Семьям «бандитов» приходилось прятаться то у добрых людей, то в лесу.
Партизанский край… Здесь помнят и славные дела народных мстителей, и воинов, сложивших головы за свободу родной земли. И особенно ценят тех, кто этой земле предан. Взрастила она много отважных сыновей, заботливых тружеников, кому обязаны поля своей урожайностью. И среди них был достойный из достойнейших — Александр Михайлович Мокат.
Трудно после войны поднималось на ноги поколение Александра Моката. В 16 лет Александр начал трудится — нужно было помогать семье. Сосед Александр Николаевич Арабей, один из первых колхозных трактористов, приобщил к технике, потом посоветовал поступить в Новогрудское СПТУ. Вернулся Александр в колхоз как раз в то время, когда из МТС технику передовали.
— Получай «коня», тракторист, и давай рекорды! — пошутил тогдашний председатель. Он и не предполагал, каким «пророчеством» обернутся эти слова. Правда, не сразу Александр Михайлович добился своих высот. Проработал на этом гусеничном «коне» лет десять, потом на ДТ-54 пересел, МТЗ-50. Опыт, сноровку приобрел. Уже будучи семейным человеком засел снова за учебники, вечернюю школу окончил, литературу специальную стал читать, ведь новую технику не только любить, но и знать надо. Он был человек по натуре своей основательный, глубокий, делать все приучен на совесть, приложившись, как говорят, всем существом. Может, в этом и была основа его успехов.
Гроссмейстерский результат Александра Моката!
…Торжественно выстроились на линейке передовые механизаторы. Поле разделено на равные участки. У каждого участника за плечами не одна сотня гектаров вспаханной земли. Но все равно волнуются.
Символичный выстрел — и гулко загудели машины, вспахивая землю.
Время!.. Судьи – опытные специалисты, крупные ученые – придирчивы и строги. Но никуда не денешься: у представителя Гродненской области Александра Моката идеально сработанная борозда, прямолинейность вспашки, глубина пахоты, заделка стерни – все на высшем уровне. И когда были подведены итоги, кто-то почтительно воскликнул:
— Гроссмейстерский результат!
93 балла из 100 набрал пахарь колхоза имени В. З. Царюка Кореличского района Александр Мокат, в третий раз подтвердил свое звание сильнейшего и опять вернулся домой, к радости своих сыновей, с наградой — мотоциклом.
Трижды, в 1971-м, 1973-м и 1975-м годах механизатор из Еремич побеждал в республиканских соревнованиях. И за все эти победы колхозу каждый раз завоевывал внеочередные трактора.
Участвовал и во всесоюзных (там был призером), и в международных, проходивших в ГДР, соревнованиях пахарей. И ведь не слабого десятка конкуренты собирались – прославленные трактористы. В том скромном неторопливом человеке была, видимо, какая-то особая, «волшебная» жилка, непобедимое чутье, тончайшими узами связывающие его с землей. Поле – поистине его стихия была, без красного словца.
— После Александра Михайловича проверять пахоту не нужно было, — говорил когда-то бывший председатель колхоза Василий Васильевич Барьяш. — Гарантия надежности стопроцентная: лен убирает, картофель сажает. И безотказность тоже. На уборке, например, всякое бывает.
Как-то был один случай, на третьем участке колхоза в Долгиново, лен полег. День тракторист один поработал – невозможно, не могу и все! Другого направили — та же история. Хоть плачь, хоть руками рви… Председатель Василий Васильевич Барьяш к Мокату: так и так, Шура, посмотри. После обеда приезжают с агрономом в Долгиново, а уже гектаров 10-12 убрано. За три дня Александр Михайлович весь лен убрал. Он был и делегатом ХХV cъезда КПСС.
Не потому ли так хорошо, сердечно отзывались о нем односельчане.
— Скольким секретам отличной пахоты он научил, — как-то говорил на собрании механизатор Виталий Клавсуть. — И не только меня, но и Леонида Щербовича.
— В 1969-м году получил колхоз сложный (на то время) комбайн СК-4. Конечно, доверили Александру, а он в помощники Леонида Щербовича взял.
Александр Михайлович говорил, что сдатный хлопец Леонид, шустрый. В общем, незаметно стал Леонид Щербович сменщиком, а потом и соперником. В дни сева «чаша весов» соревнования постоянно колебалась. И в конце работы все спешили узнать, в чью честь сегодня поднят флаг у правления колхоза.
А когда Леонида Щербовича наградили Орденом Трудовой Славы III степени, наставник первый поздравил его.
В далеком 1977 году со всего района перед началом посевной в колхоз Царюка прибыли механизаторы и целую неделю практиковались под руководством Александра Моката.
В те времена женщины хозяйства говорили об Александре Михайловиче:
— Вот это герой настоящий, не зазнался, не загордился, такой же остался трудяга, такой же щедрый, душевный человек.
Когда заканчивались сезонные работы в колхозе, технику выделяли для обработки приусадебных участков. Кому, как не механизатору, да еще передовому, первым воспользоваться. Но не помнит никто, чтобы Шура Мокат прежде на свой двор завернул. А вот выручить кого-нибудь — пожалуйста.
Да, у всех на виду жил Александр Михайлович Мокат. Дом его, добротный, из белого кирпича, стоит на бывшем пепелище бабкиной избы.
И яблонька заветная, что посадила бабушка на месте гибели своих сыновей, всей деревне известна была – священное дерево.
Сегодня в этом доме проживает супруга Александра Михайловича – Ирина Платоновна Мокат. Всю жизнь они прожили с Александром Михайловичем вместе, до последних дней его жизни. Ирина Платоновна до ухода на пенсию 23 года проработала поваром в детском саду в деревне Еремичи. Сегодня у Ирины Платоновны 3 внука и 2 внучки. Старший внук Александр Сергеевич работает в Органах Внутренних дел, Андрей Сергеевич служит в рядах Вооруженных Сил Республики Беларусь. Внук Сергей Александрович работает в МЧС, а внучка Татьяна после окончания Гродненского музыкального колледжа обучается в Минском институте культуры. Внучка Ирина — мастер спорта по гандболу, основной игрок команды «Гродненчанка».
Все качества трудолюбия и совестливости, наверное, передались от Александра Михайловича его сыновьям — Александру, трактористу-машинисту СПК имени В. З. Царюка, который продолжает династию отца. Александр Александрович неоднократно награждался за высокие показатели в сельскохозяйственном производстве, как со стороны района, так и руководства хозяйства. Сын Сергей работает в СПК водителем. Все они трудолюбивые и добропорядочные хозяева земли. Вот на таких тружениках держится и процветает сельское хозяйство!
Александр ЛЕЙКО,
заместитель председателя СПК имени В. З. Царюка по идеологической работе.

Добавить комментарий