Вселенная Алексея Шляхтина: Рассказ о смелом кареглазом мальчишке Егоре и о самом вкусном яблоке

Жаркий летний день, уже давно перевалив через свой экватор, по-прежнему продолжал безжалостно раскалять воздух своим дыханием. Егор лежал в тени огромной яблони, что росла во дворе его дома. Семилетний, кареглазый, озорной мальчишка, лежал, запрокинув руки за голову, наблюдая, как сквозь плотно уложенные кирпичики листьев пробивались маленькие солнечные лучики, изредка покачиваясь в такт легким дуновениям теплого ветра. Глаза Егора были полузакрыты, он слегка прижмуривался, когда солнечный луч попадал ему на лицо.

Вдруг на самой верхушке дерева он увидел огромное желтое яблоко. Оно было такое большое, что Егор вначале не поверил своим глазам. Быстро поднявшись на ноги, он вышел из тени, отошел от дерева подальше, чтобы лучше рассмотреть свою находку. На самой верхней ветке важно покачивалось огромное яблоко, почти целиком оно спряталось в тени листьев, подставив солнцу лишь один свой бок, на котором, как на стекле, игриво мерцали солнечные зайчики.

— Мама, мама, смотри какое большое! — закричал Егор, указывая рукой на самый верх яблони.

— Что там такое большое? — послышался мягкий, чуть с хрипотцой голос Веры, матери Егора.

— Вон, смотри, там на самом верху! Смотри, мама, какое большое яблоко!

Мать подняла голову вверх, прикрывая глаза ладонью от слепящего солнца, и увидела большое желтобокое яблоко у самой верхушки. Яблоко и вправду казалось очень большим, особенно на фоне висевших рядом с ним собратьев. Этот сорт никогда не отличался большими размерами, и от того увиденный Егором плод еще больше походил на пришельца или нечто абсолютно волшебное.

— Надо же, какое огромное! Сколько растет здесь наша яблоня, никогда таких больших не видела, как оно только держится там?! – удивленно сказала Вера.

— Мама, можно я его достану? – взмолился Егор, подергивая мать за ладонь.

— Нет, Егор, не вздумай! — строго ответила Вера. — Оно очень высоко. Завтра папа придет, вот тогда и достанет тебе, — завершила мать.

Егор стоял, задрав голову вверх, продолжая смотреть на яблоко.

—Ты хорошо меня понял, Егор? — строго спросила мать, обернувшись, видя, как Егор по-прежнему с вожделением смотрит на свою находку. — Не вздумай лезть за ним! Ты слышал?! Обещай мне!

— Хорошо, хорошо, обещаю, — промямлил Егор, с неохотой отводя взгляд от желанного плода.

Егор снова уселся в тени дерева, опершись спиной о его ствол.

Мать Егора, поднявшись на крыльцо, стала пристально вглядываться в даль, там виднелись камыши небольшой речушки, за которой простирался огромный луг, который называли Панский. Вдалеке за лугом, у самого леса, виднелись развалины бывшей Панской усадьбы.

— Как же парит сегодня сильно, видать, большая гроза будет, вон из-за леса что-то натягивать стало, — тревожно сказала Вера. Вдалеке у самой кромки неба виднелась темная наплывающая туча.

Вера вышла из дома, держа в руках тряпичную сумку.

— Сынок, на-ка отнеси папе плащ, говорила же я ему: Коля, бери плащ с собой, так нет же, — торопливо сказала Вера, протягивая сыну сумку. — А я пока уток загоню.

Егор взял сумку и быстро пошел в сторону калитки, еще раз грустно бросив взгляд на верхушку яблони.

— Только скоренько, сынок, туда и обратно, ладно?

— Ладно, мам, — крикнул Егор, не оборачиваясь и все больше прибавляя шаг.

Отец Егора пас колхозное стадо на другом берегу реки, куда вел старый деревянный мосток и узкая тропинка сквозь густой орешник и молоденькие березки.

Егор весело шагал по тенистой тропинке, держа в одной руке сумку, а в другой свежесломанный ореховый прут, ловко сбивая им головки придорожных цветов и трав. Егор продолжал думать о своей недавней находке.

— Как же оно выросло такое большое и почему? Наверное, оно очень вкусное. Самое-самое вкусное, раз выросло такое большое. Быть может, это самое главное яблоко из всех яблок, и выросло оно именно у нас на яблони, — с гордостью думал Егор.

Так, охваченный раздумьями, Егор не заметил, как тропинка выскользнула из тени кустарника, и неподалеку показался пастуший вагончик отца.

Егор решил срезать путь и пошел напрямик сквозь высокую траву, с трудом пробираясь к цели.

Наконец, Егор преодолел последнюю преграду и вышел на Панский луг. Когда до цели оставалось двадцать метров, он увидел, как из-под вагончика ему на встречу выскочил огромный пепельного цвета пес.

Это был Туман — отцовская собака. Пес буквально в несколько секунд оказался возле Егора и принялся жадно обнюхивать сумку.

— Фу, Туман! Фу! Это не тебе! — крикнул Егор, пряча сумку от морды пса.

На крик Егора из вагончика показалась фигура его отца.

Николаю было около сорока, крепко сложенный, коренастый мужчина, одетый в бело-голубую тельняшку и пятнистые армейские штаны. Его черные с проседью, густые волосы, выгорев на солнце, приобрели какой- то рыжеватый оттенок, мускулистый торс покрывал ровный темно-коричневый загар, на правом предплечье виднелась татуировка с надписью «Баграм». Эта татуировка была памятью о той глупой, никому не нужной войне, через которую пришлось пройти Николаю, ужас и боль которой хотелось навсегда оставить в прошлом.

Свое тихое семейное счастье Николай считал наградой за ту боль, которую пережил когда-то, и маленький кусочек этого счастья сейчас шел к нему навстречу, весело размахивая сумкой, в сопровождении огромного пса, который был едва ли не больше самого Егора.

— Ты чего тут, бандит? — весело спросил отец, широко улыбаясь.

— Вот, мама просила передать тебе плащ, — сказал Егор и протянул отцу сумку.

— Фух! — Егор выдохнул и с облегчением и плюхнулся на траву рядом с отцом.

— Пап, представляешь, что мы с мамой сегодня нашли, вернее я нашел…. Вернее, не нашел, а увидел, короче, пап, на нашей яблоне — вот такое огромное яблоко! — взволновано, с блеском в глазах рассказывал Егор, показывая двумя руками окружность размером чуть ли не с футбольный мяч.

— Прямо вот такое огромное? — с недоверием и насмешкой переспросил отец.

— Ну, может чуть меньше, — смутился Егор, чуть поубавив размер изображаемого руками шара. — Но оно все равно очень большое. Ну, ты что не веришь мне?!

— Ну почему не верю, верю, — улыбнувшись, сказал отец, легко потрепав Егора за волосы.

— Мама сказала, что, когда ты завтра придешь домой, мы его достанем, — не унимался Егор. — Оно, наверное, самое вкусное яблоко! –продолжал рассуждать Егор, глядя куда- то в сторону.

– С чего ты взял? — спросил отец, доставая из сумки плащ.

— Наша яблоня самая высокая в деревне, а оно растет на самой верхушке, ближе всего к солнцу, значит оно самое вкусное. В нем больше всего солнышка накопилось. Правда, пап? – спросил Егор, повернувшись к отцу.

— Может быть, ты и прав, — задумчиво ответил отец, пристально вглядываясь в небо.

— Знаешь-ка, что, сынок, видимо, мама была права, гроза все-таки будет, – прервал рассуждения Егора отец.

— Видишь, какая плывет! – отец показал рукой на край неба, где уже совсем явно виднелась наползающая черно-фиолетовая туча.

— Давай, сынок, беги домой, а мне еще коров собрать надо. Туман! — крикнул отец вслед за призывным свистом, огромный пес сорвался из своего укрытия, гордо прильнув к ногам отца.

— Все, сынок, беги домой! — отец опустился на колени, нежно сжав Егора за
плечи. — Беги!

— Туман, за мной! — вскрикнул отец и быстро пошел в направлении стада.

— Папа! Пап! — вдруг послышался крик за спиной, Николай обернулся и увидел быстро бегущего к нему сына.

— Ну что еще случилось?

— Пап, ты это… Ну… Завтра…— задыхаясь и глотая слова, бормотал Егор.

— Что я это, завтра?

— Ты завтра утром, когда придешь с работы, ты это, яблоко без меня не доставай только, хорошо?

— Хорошо, Егорка, без тебя не буду. А теперь все, быстро домой, а то видишь, ветер поднимается, будет гроза. Беги, сынок, а то мама заругает.

Мальчик сорвался с места и быстро побежал в сторону тропинки.

Егор лежал в своей кровати, а за окном бушевал ветер, лезвии молний разрезали темное небо, крупные капли, разбиваясь и звеня, с силой бились о стекло. Из- за грозы выключилось электричество, и Егор лежал в полной темноте, пытаясь заставить себя не боятся.

— Ведь папа сейчас в поле совсем один, и он же не боится, – говорил себе Егор. — Правда, у папы есть Туман, а с таким псом ничего не страшно, а со мной мама, значит, и я не должен боятся. Завтра папа придет, и мы с ним достанем яблоко.

Вдруг Егор подумал: «А если оно упало!? Да. Наверняка оно упало. Ведь ветер такой сильный! Да, оно упало и разбилось, ведь оно висело так высоко, а если даже не разбилось, то завтра утром мама будет выгонять нашу корову Мушку, и она его точно сожрет! Она всегда ест те яблоки, которые лежат во дворе. Как же так!? Самое вкусное яблоко, в котором так много солнца, и его сожрет какая-то корова Мушка. А как же папа, мама? Они так никогда и не попробуют самого вкусного яблока».

От ужаса осознанного у Егора покатились слезы из глаз, он бросил взгляд в окно и понял, что, пока он размышлял над всем этим, гроза уже закончилась, за окном была тихая лунная ночь.

Егор сказал себе: «Я должен его достать! Это я его нашел! Это мое яблоко! Это наше яблоко!»

Егор поднялся с кровати, медленно, крадучись, пробрался мимо спящей матери на кухню, а оттуда к двери, ведущей на веранду. Оказавшись на веранде, Егор осторожно открыл дверь на улицу и шагнул на мокрое крыльцо. Воздух был прохладным и влажным, ночь была такой тихой, что Егор слышал свое дыхание. Родной двор, такой знакомый, в лунном свете виделся ему каким-то не своим и пугающим: сарай, колодец, гараж, казались какими-то чужими, казалось, что за их углами таится что-то темное и страшное, но нужно было идти.

Егор спустился с крыльца и пошел к яблоне, земля под босыми ногами была холодной, мягкой и липкой. Подойдя к яблоне, он вдруг почувствовал, как ему на шею падают редкие капли, стекающие с листьев. Когда капля попадала за шиворот, становилось жутко холодно, и вся кожа покрывалась мурашками. Он стал смотреть себе под ноги и вдруг в тусклом лунном свете увидел что-то большое и круглое, похожее на шар. Егор нагнулся и крепко схватил его своими маленькими ладошками, кожей он почувствовал скользкую кожуру яблока. Да, это было оно!

Он поднял яблоко, оно было тяжелым, скользким и на удивление теплым.

Егор прижал яблоко к груди и направился обратно в дом. Возвращаться обратно с яблоком было не страшно, и поначалу пугающий двор снова стал приветливым и родным. Егор нес яблоко, обхватив двумя руками, заботливо вытирая его своей майкой.

Прошло пару минут, и Егор снова лежал в своей кровати, положив яблоко себе на грудь. Оно по-прежнему было целым, даже трещины не было, круглым, оранжево-бледным и очень ароматным. Егор был рад, что спас яблоко от Мушки.

— Но она тоже будет довольна, ведь там упало много других яблок, — думал Егор, медленно проваливаясь в сладкий сон, представляя, как завтра он удивит папу и маму спасенным яблоком. С этими мыслями он повернулся на бок, положил яблоко рядом с собой и спокойно уснул.

Николай тихо вошел в комнату сына, бросив взгляд на кровать Егора, тут же улыбнувшись вышел на кухню.

— Вера, пойдем со мной, покажу что-то, — сделав знак рукой, позвал он жену. — Смотри! — указал Николай на Егора, лежащего в обнимку с яблоком.

— Вот настырный! Достал все-таки, весь в отца! — с улыбкой прошептала Вера. — Пойдем завтракать, пусть спит.

Выйдя на кухню, Николай обратился к жене:

— Он что, на дерево за ним лазил?

— Да что ты! Оно упало от ветра, видимо, а он подобрал. Правда, когда только успел, видимо, ночью ходил, сорванец.

— Надо же, с такой высоты упало и целое, даже вмятины ни одной.

— Слушай, Коль, а может, это и впрямь чудо? — спросила Вера, положив голову на плечо мужа.

— Чудо? Наше чудо вон спит в обнимку с яблоком, — улыбнувшись, ответил Николай, нежно поцеловав жену в щеку.

Утреннее солнце снова поднималось над Панским лугом, плавно покачиваясь на изгибах речной волны, весело играя в стеклах деревенских домов.

Солнечный лучик проскользнул в комнату Егора, остановившись на щеке мирно спящего мальчика. Егор спал тихо и спокойно. Ему снился яркий сон, как они с отцом разрезают огромное яблоко, спасенное Егором от коровы Мушки. Яблоко было сочное и сладкое, Егор видел во сне нежную улыбку отца, и душа его наполнялась гордостью за совершенный ночной подвиг. Ведь если бы не он, папа с мамой никогда бы не попробовали такое вкусное и чудесное угощение.

Солнечный луч стал медленно скользить по рукам спящего мальчишки, к его маленьким ладошкам, которыми он бережно сжимал, теплое оранжево-желтое яблоко.

Алексей ШЛЯХТИН
Дом-интернат агр. Б. Жуховичи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.