Из воспоминаний заместителя командира партизанской бригады «Комсомолец» Евгения Кремко: как защищали Родину

Из воспоминаний Кремко Евгения Игнатьевича, заместителя командира партизанской бригады «Комсомолец» Барановичской области по разведке. Член КПСС с 1945 года, награжден орденом Красного Знамени и медалями. Подполковник запаса.

Начало.

Часть 2. Из воспоминаний заместителя командира партизанской бригады «Комсомолец» Евгения Кремко: трагедия в Лядках, подвиг Петра Пурика и Владимира Коваля, бригада имени Г. Жукова (продолжение)

Часть 3. Из воспоминаний заместителя командира партизанской бригады «Комсомолец» Евгения Кремко: разгромы вражеских гарнизонов, военные трофеи, блокада Ивенецко-Налибокской пущи (продолжение)

Часть 4. Из воспоминаний заместителя командира партизанской бригады «Комсомолец» Евгения Кремко: объединение сил, сокрушительные операции, вражеские эшелоны под откос

🔴 На живописном берегу Нёмана на Мирщине расположена моя родная деревня Бережное. В ней, как и в сотнях других населенных пунктов Белоруссии, с первых месяцев немецкой оккупации действовала подпольная комсомольско-молодежная организация, секретарем которой был автор этих строк. Такие же подпольные организации возникли и в соседних деревнях Погорелка, Синявская Слобода, Лядки.

🔴 В июле-августе 1942 года комсомольцы-подпольщики этих деревень ушли в лес и составили ядро партизанского отряда «Комсомольский», который окончательно оформился в сентябре 1942 года. Отряд возглавили наши старшие товарищи: Андрей Степанович Саятевич, которого мы избрали командиром, Борис Трофимович Чубрик, избранный комиссаром, и Василий Иванович Позняк, ставший старшиной отряда. Все они, являвшиеся до войны председателями сельских Советов, с приходом гитлеровцев скрывались от них и принимали активное участие в подпольной работе в своих деревнях. Их богатый жизненный опыт удачно дополнял горячность и боевое нетерпение основной массы бойцов нашего молодежного отряда. В отряде было создано две роты. Командиром 1-й роты избрали меня, а 2-й — И. Н. Мацко.

Первое время отряд не имел постоянного лагеря. Да он и не был нужен, так как почти каждую ночь мы выходили на боевые операции. А поскольку отряд тогда был еще малочисленным, двигались мы всем составом и фактически не имели возможности обеспечить сооружение и охрану постоянного лагеря. Позднее, с наступлением зимы и ростом отряда, постоянный лагерь мы, конечно, создали.

🔴 Еще до организации отряда наша партизанская группа разгромила немецкие имения Рапьёво, Большая Обрина, Адамово, уничтожив большое количество необмолоченного хлеба. В сентябре нами были сожжены почти все мосты на территории Мирского райна, а также на примыкавших к нему дорогах Столбцовского, Ивенецкого и Кореличского районов.

🔴 22 сентября 1942 года отрядом была проведена операция по разгрому немецко-полицейского участка в деревне Симаково. В качестве объекта нападения этот довольно-таки удаленный от района нашего базирования вражеский опорный пункт был избран потому, что он очень мешал дневкам партизанских групп в лесу Озерщина во время их выходов на железную дорогу между Столбцами и Городеей.

При подготовке операции в Симаково на разведку были посланы Александр Серафимович и Федор Жук. Оба они были родом из этой деревни. Через два дня Жук возвратился в отряд с полными данными об опорном пункте, а Серафимович остался в деревне наблюдать за противником. В опорном пункте было 5 немцев и 20 полицейских. Они размещались в одном доме, во дворе которого был бункер, где постоянно дежурили один немец и несколько полицейских.

В назначенный день еще засветло мы сосредоточились на опушке леса севернее Симаково и, как только стемнело, быстрым броском заняли деревню и окружили фашистское гнездо. Засевшие в доме и бункере фашисты упорно отстреливались. Завязавшийся ночной бой затянулся. Имея только легкое стрелковое оружие, мы не могли разбить бункер, который был главным очагом сопротивления врага. В этом бою мы понесли первые потери: был убит один из моих товарищей по подполью Степан Бакач. Я и мой односельчанин Михаил Кремко получили ранения. Полностью уничтожить опорный пункт не удалось, часть фашистов вырвались из нашего кольца. Но немецко-полицейский участок в Симаково больше не восстанавливался, так что цель операции была достигнута.

🔴 Ровно через месяц отряд принял участие в совместной ночной операции партизан зоны по разгрому вражеского гарнизона в местечке Турец и полицейского участка в местечке Еремичи. В этой операции рядом с нами действовали кавалерийский отряд Дмитрия Анисимовича Денисенко и группа партизан отряда имени В. И. Чапаева. Операция началась с нападения на гарнизон в Турце, где, по данным разведки, насчитывалось до десятка немцев, полсотни полицейских и около сотни человек так называемой «самааховы».

С наступлением темноты полевыми тропами мы обошли местечко и со стороны деревни Лыковичи охватили его полукольцом. Сигналом для атаки послужил выстрел из 45-мм пушки, имевшейся на вооружении отряда Д. А. Денисенко. Наше нападение застало врага врасплох, и вначале гарнизон не оказал организованного сопротивления. Часть полицейских и «самааховцев» разбежалась и попряталась, однако главные силы гитлеровцев и полиции успели укрыться в хорошо приспособленном к обороне каменном здании в центре местечка и открыли огонь. Из пулеметов и автоматов фашисты беспрерывно обстреливали примыкавшую к зданию площадь и выходившие на нее улицы.

Мы попытались подавить огонь противника с помощью нашей «катюши». Пушку, у которой после первого выстрела сорвался с лафета ствол, по частям доставили на площадь. Проволокой закрепили ствол. Зарядив ее бронебойным снарядом, по стволу навели на здание (прицела у пушки не было). Из-за неисправности затвора выстрел пришлось производить ударом лопаты по бойку. И хотя этот выстрел был удачным — снаряд пробил один из простенков здания и заставил замолчать вражеский пулемет,— надежды на нашу «артиллерию» не оправдались. Пушка окончательно вышла из строя. Разгромив волостную управу, маслозавод, выловив нескольких прятавшихся полицейских и разоружив «самаахову», мы перед рассветом ушли из местечка.

🔴 От Турца наш отряд направился на Еремичи. Здесь обошлось без боя, так как еремичская полиция, услышав перестрелку в Турце, разбежалась до нашего прихода. Мы подожгли помещение участка, забрали оставленные полицаями продукты и одежду и через переправу у Синявской Слободы ушли в район своего базирования за Нёманом.

Продолжение следует…

По материалам музея средней школы г.п. Мир