Кореличчина туристическая: место притяжения. Знакомимся с очередным туристическим маршрутом и отправляемся по местам сражений Первой мировой войны

В Кореличском районе Первая мировая война оставила значительное количество памятных мест: захоронений и памятников, окопов и военно-инженерных укреплений. И это закономерно, ведь по линии реки Сервечь два с половиной года стоял фронт. Таким образом, современный Кореличский район частично находился под немцами, а по другую сторону реки стояли русские войска. Кореличский район затронуло одно из самых кровопролитных сражений той войны  – Барановичская наступательная операция, в которой за несколько дней погибло, по разным источникам, от 30 до 50 тысяч  русских солдат. Сегодня мы знакомимся с очередным туристическим маршрутом и отправляемся по местам сражений Первой мировой войны.

Комната Боевой славы в Луках

Начать путешествие определенно нужно с комнаты Боевой славы, которая находится в Лукской средней школе. Руководитель военно-патриотического клуба «Витязь» Владимир Матусевич — настоящий дока в вопросах Первой мировой войны. И не только в теории. Уже много лет он и его ученики отыскивают документы, фотографии и даже родных тех, кто сложил свою голову на нашей земле, находят предметы быта солдат и офицеров.

— В комнате Боевой славы выставлены экспонаты Первой и Второй мировых войн, форма одежды различных войск, начиная с 1934 года, — рассказывает Владимир. — Всего здесь представлено около 250 экспонатов.

Один из наиболее интересных музейных предметов — полковой знак первой батареи седьмой Сибирской стрелковой артиллерийской бригады, найденный недалеко от агрогородка Луки.

Среди редкостей также представлены ополченческий крест, который носили на фуражке, пряжка с ремня в форме двуглавого орла, нагрудный знак «За отличную стрельбу», мини-компас, простой карандаш в стреляной гильзе. Внимание привлекает металлический футляр для Библии.

На стендах размещены фотографии местных достопримечательностей. Так, можно увидеть, как выглядела Березовецкая церковь до разрушения.

Удивление вызывают кадры, где вместе запечатлены русские и немецкие солдаты в период перемирия.

Владимир Матусевич поясняет, что долгое время война носила окопный характер и активные боевые действия практически не велись. Исключение составляет только Барановичская наступательная операция.

Курьезная история связана с остатками немецкого противогаза. Еще в годы Первой мировой немцы использовали химическое оружие. Как-то они применили боевой газ против русских позиций, однако ветер переменился, и газы пошли в сторону немецких позиций. Так получилось, что они использовали свое оружие против самих себя, после чего немцы на нашем участке больше не применяли газы. Хранится в музее и тетрадь воспоминаний солдата Евстафия Никоненко, уроженца Новосибирска, который в 1916-1917 гг. в составе 32 сибирского полка находился в д. Луки, был пулеметчиком и охранял аэростаты от налетов немецких аэропланов. Через много лет, в 1973 году, он прислал свой дневник местным школьникам.

Когда в сентябре 1915 года фронт остановился на линии реки Сервечь, все прифронтовые деревни были выселены и людей начали эвакуировать. Дома, сараи разбирали, строились блиндажи, в которых жили русские войска. Когда пришли немцы, они установили свой порядок. Местных жителей привлекали для строительства узкоколеек и оборонительных сооружений. В основном строили ДОТы (долговременные огневые точки). Русская армия не сооружала таких долговременных укреплений, в основном копали окопы, строили блиндажи. Поэтому до наших дней сохранились в основном немецкие укрепсооружения.

Война войной, а под венец охота

Березовецкая церковь была построена в начале XX века на месте деревянного храма. Просуществовала она недолго: в начале Первой мировой здесь расположился фронт. По рассказам местных старожил, на церкви находился русский солдат, который корректировал огонь артиллерии. Немцы это заметили и открыли по нему стрельбу. В результате святыня серьезно пострадала. Но и сегодня, несмотря на серьезные повреждения, руины привлекают своей величественностью, в них угадывается былая красота.

— Несмотря на то, что шла война, жизнь все равно продолжалась, — рассказывает Владимир Матусевич. — Русские солдаты ухаживали за местными девушками. Например, только из деревни Некрашевичи, по рассказам местных жителей, пять девушек вышли замуж за русских солдат.

В молодом сосновом лесу напротив Березовца хорошо сохранился немецкий бункер. Сооружение уходит глубоко под землю и поэтому имеет немного зловещий вид, однако, чтобы проникнуться духом Первой мировой, туда стоит спуститься.

 ДОТы и немецкие следы

В небольшом перелеске возле Крынок, который местные называют Горки, неплохо сохранился немецкий ДОТ.

— В послевоенные годы местные жители использовали материалы, из которых были сделаны стены ДОТов, для строительства своих домов. После Второй мировой войны многие  огневые точки были взорваны, — рассказывает Владимир.

Еще один ДОТ возле деревни Любаничи — яркое свидетельство того, как беспощадно топтал нашу землю враг. На самом верху сооружения отчетливо видны отпечатки немецких сапог и надпись «1916». Видимо, желая попозировать на фото, немец взобрался наверх и оставил следы на еще свежем цементном растворе. Укрепление хорошо сохранилось как внутри, так и снаружи. Толщина стен — больше метра.

На участке от Березовца до Любанич можно найти остатки  десятка ДОТов.

Часовня-усыпальница

Недалеко от Любаничей и Сервечи, в небольшом перелеске, притаилась полуразрушенная часовня-усыпальница Неселовских, построенная в 1851 году. Случайный прохожий вряд ли заметит ее, настолько она скрыта от людских глаз деревьями и кустарником. Несмотря на долгую заброшенность, в усыпальнице узнаются черты неоготики. Частично сохранились стрельчатые оконные проемы, а также можно спуститься в подвальное помещение. Склеп пустой, могильные плиты разбиты и вынесены.

— Даже сейчас видно, что здание было просто сказочной красоты, однако тоже пострадало в годы войны, — говорит Владимир и предостерегает: — Нужно быть осторожным. Фундамент прохудился и можно легко свалиться в ямы под часовней.

По дороге из Кайшовки в Застодолье Владимир показывает на поле, где мирно лежат рулоны сена:

— Вон вдалеке виднеется череда ДОТов: один, два, три, четыре, пять. Мы как раз на линии огня. Страшно представить, как русские солдаты шли в атаку под ливневым огнем противника.

 Могилы под яблонями

Прямо в центре деревни Застодолье, возле жилого дома, расположено немецкое кладбище. Белеют плиты, хорошо сохранились надписи с именами и годами жизни. Над кладбищем возвышается памятный знак, сооруженный из камней. Когда-то в его центре размещался металлический крест, который со временем исчез со своего законного места.

На окраине деревни находится небольшое бетонное сооружение немецкой телефонной станции. Владимир Матусевич рассказывает, что оно уникально тем, что таких в Беларуси насчитываются единицы.

Финальная точка нашего маршрута — кладбище в деревне Долматовщина, где находится захоронение солдат Первой и Второй мировых войн. Благодаря усилиям Владимира Матусевича и ребят из военно-патриотического клуба «Витязь» здесь всегда порядок. Если пройти несколько десятков шагов вперед, можно заметить могилу двух немецких летчиков, которые были сбиты 9 августа 1917 года.

— В годы Первой мировой было принято как у русских, так и у немцев хоронить погибших противников. Свидетельством этому являются многочисленные фотографии, где видно, как с почестями и в присутствии священнослужителей совершается обряд отпевания, — подытоживает краевед.

 

Инна ЛЕЙКО

Фото автора и из архива Владимира МАТУСЕВИЧА